Красота не спасет мир…

Как показали недавние исследования ученых Йельского университета, у очень многих людей при виде нежного и милого существа появляется подсознательное желание причинить ему боль и страдание — пусть и под видом (или в сочетании с нежностью). Что это, «агрессивная симпатия» или «фрустрированнная нежность»? А может быть, просто самый обычный садизм?

Вот уже больше столетия назад великий русский писатель Федор Михайлович Достоевский сказал свою знаменитую фразу: «Красота спасет мир!». Увы, на самом деле, ситуация обстоит несколько по-другому. Речь даже не о том, что, несмотря на наличие красоты, мир за все эти годы так и не избежал чудовищных мировых войн и других неприятностей помельче.

Однако, оказывается, красота не только не является «страховкой от зла» — но и часто способствует проявлению далеко не лучших свойств нашей души. Ладно бы это была, например, зависть, желание иметь вещь такую же, как у соседа — нередко вызывающая вражду. Но и сами по себе прекрасные творения природы тоже могут вызывать проявления довольно темных инстинктов.

На соответствующую закономерность после серии исследований обратили внимание ученые Йельского университета в США. Ведь, правда — как часто, например, увидев красивенького малыша даже самые родные люди начинают сжимать и потягивать его щечки, явно имитируя настоящие щипки. Реальной боли, конечно, не причиняют, вовремя останавливаясь — но намерение, как говорится, налицо. Схожую реакцию может вызвать и милый котеночек, щеночек и т. д.

Исследователи показывали группе испытуемых мужчин и женщин разные фотографии — и определяли их подсознательную реакцию, давая им в руки самые обычные полиэтиленовые пакеты с воздушными пузырьками. И оказалось, чем более нежным, милым и симпатичным оказывался объект на экране — тем сильнее руки зрителей сжимали указанные пакеты. Вплоть до полного раздавливания пузырьков с хлопком.

То есть, например, изображения взрослых собак или мужчин такого эффекта не вызывало — а вот если демонстрировалось нечто более «кавайное», тогда студия просто взрывалась хлопками. В полном соответствии с, как выяснилось, не очень-то и шутливом выражением: «Какой красивый — так бы и съела!»

Психологи пока не пришли к общему выводу — как следует назвать описанный социально-психический феномен. Одни предлагают термин «агрессивная симпатия», другие — «фрустрированная нежность». Последний, правда, выглядит несколько притянутым за уши. И, правда, слово «фрустрация» — означает подавление какого-то желания, эмоции. А в случае описанного выше поведения люди (культурные, во всяком случае) подавляют изо всех как раз не нежность — а агрессию, желание сдавить, ущипнуть, порой даже легонько придушить нежную шейку милого создания. Вместо того, чтобы, наоборот, его просто погладить и приласкать — что никоим образом не возбраняется, так что же тут «фрустрировать»?

Вообще, отдавая дань уважения весьма показательной работе американских ученых, временами кажется, что в интерпретации полученных результатов они занимаются «открытием Америки». Поскольку практически одновременно с апологией Достоевским красоты, в 1886 году немецкий ученый Крафт-Эбинг внедрил термин, получивший с этого момента мировую известность — садизм. Хотя тот, кто послужил основой для данного названия умер за 70 лет до этого — им был не менее знаменитый маркиз де Сад.

Теоретически садизм считается чисто «половым извращением». Спору нет, испытывание сексуального удовлетворения от какой-нибудь порки или связывания своей подруги именно таким извращением и является. Но, увы, это проявление человеческой психики, если хорошо подумать, стенами только БДСМ-клубов явно не исчерпывается — хотя проявляется не в столь открытых формах.

Возьмем, например, самый «нежный возраст» — младший школьный. Задолго до изобретения Интернета с его соблазнами и порнографией в том числе и садистского характера, еще советские психологи описывали такое явление, как «инквизиционизм». Это когда мальчики (а нередко и девочки), начиная этак с 8-летнего возраста, с горящими глазами взахлеб начинают читать рассказы и целые книжки о, скажем, преследовании мнимых «ведьм» инквизицией. С очень красочным описанием всевозможных зверских пыток, применяемых к чаще молодым и красивым девушкам.

Фактически вариантом того же «инквизиционизма» являются отнюдь не сострадательные чувства при ознакомлении с историями «детей-героев» периода Великой Отечественной войны, также нередко попадавших в застенки гестапо, героинь-комсомолок и т. д.

Проходит немного времени до начала полового созревания — и вот одним из первых проявлений чувств мальчиков в отношении к понравившимся девочкам становится дергание их за косички. Что является не только способом обратить внимания, но, так сказать, первичной проверкой способности потенциальной «дамы сердца» терпеть боль и другие неприятности. Тоже, кстати, немаловажный фактор крепкого брака — пусть об этом школьники еще и не задумываются.

Впрочем, прелестницы тоже не остаются в долгу — своим поведением провоцируя настоящие «турниры» между конкурентами в борьбе за ее сердце, ведущиеся не всегда по рыцарским правилам. По итогам которых выбирается не всегда сильнейший — но проверка физических и душевных качеств потенциального избранника путем серьезных испытаний идет полным ходом. Ну, а как иначе — в идеале ему ведь надо будет становиться мужем и отцом семейства, которое необходимо прокормить, защитить и т. д.

И чего же тогда на этом фоне тогда удивляться описанному выше интересу и детей, и взрослых к описанию тех же пыток? В конце концов, изменить в уже случившейся истории ничего нельзя — зато можно полюбоваться стойкостью, терпением, мужеством главных героев и героинь таких сюжетов. Ведь останься они живыми — какими хорошие из них могли бы получиться мужья и жены, отцы и матери… Собственно, «инициации», жестокие испытания на грани (а нередко — и за гранью) настоящих пыток подростков и юных девушек с «выдачей билета» во взрослую жизнь, имевшие место почти во всех древних культурах — из той же «оперы».

В зрелом возрасте, конечно, культурные стереотипы берут свое — и откровенный садизм (и связанный с ним мазохизм, получение удовольствия от собственных страданий) задвигаются на задворки подсознания. Правда, полностью никуда так и не деваясь. Например, если внимательно прочитать на медицинских сайтах виды травм, получаемые особо страстными любовниками, отнюдь не считающими себя какими-то «извращенцами» — просто диву даешься, какой изобретательной может оказаться «агрессивная симпатия» в виде укусов, синяков, царапин и даже переломов некоторых деликатных частей тела. Никакой камеры пыток в духе инквизиции или маркиза де Сада не надо.

А можно, скажем, находить удовольствие от просмотра кровавых фильмов, «игр на выживание», личного участия в «адреналиновых» видах спорта, альпинизму или прыжкам с парашютом, например. В худшем случае — в постоянной тирании спутницы жизни (садизм) и неспособности последней уйти от этого («комплекс жертвы», он же — почти классический мазохизм).

Между прочим, «кавай» — японский термин, обозначающий «прелесть», красоту, стал известным всему миру после достижений японского аниме и манг-комиксов. А в этих подразделениях японской поп-культуры тоже имеет целый отдельный БДСМ-жанр, так называемый «хентай». В котором милые обаяшки с идеальными фигурками и огромными глазами, обычно «неглиже», подвергаются дичайшим пыткам, казням, зверским изнасилованиям, оказываются жертвами маньяков, монстров и т. д. Кстати, хентай, как и любой другой более безобидный «кавай» в Стране восходящего солнца не считается каким-то извращением, и потому увлечение им не возбраняется даже школьникам, особенно — пубертатного возраста.

Так что цитированные в начале статьи данные, полученные американскими учеными, просто подтвердили давно известную закономерность: красота сама по себе автоматически никого не облагораживает — но, увы, может приводить и к не самым красивым чувствам у людей…
Источник

 

ГлавнаяПолезно и интересноВидео о заработкахНовости и мифы